«Я должен был вернуться!» На этом концерте Хворостовского зал просто рыдал

Мы очень вас любим, Дмитрий. Возвращайтесь!

На сцену красноярского Большого концертного зала обладатель одного из лучших голосов планеты вышел, заметно прихрамывая, с зафиксированной рукой. Было видно, что двигаться ему трудно. Каждый раз, когда артист появлялся на сцене, зал приветствовал его стоя. Этот концерт несколько раз откладывался по состоянию здоровья артиста — в 2015 г. Хворостовский объявил, что страдает от опухоли мозга.

За несколько дней до приезда в Красноярск он, упав, вывихнул плечо. Но травма не помешала ему приехать на родину, чтобы дать единственный концерт. Хворостовский исполнил арию Демона из оперы Рубин­штейна, каватину Алеко из оперы Рахманинова. И, конечно же, знаменитый романс «Очи чёрные».

Во время выступления певец часто прикладывал руку к сердцу, давая понять, что эта встреча для него очень дорога.

«Я благодарю всех вас за такую награду, за уважение. Мои выступления заставляют меня двигаться дальше, двигаться вперёд», — признался артист.

Позже на своей странице в «Фейсбуке» Вадим Востров, работающий на канале ТВК-6, оставил такую запись: «СМИ не напишут правду про вчерашний концерт Хворостовского по этическим соображениям. И, наверное, правильно сделают. А я напишу, потому что считаю важным это сказать. Хворостовский вышел хромая, с переломанным плечом.

У него изменившийся голос и проблемы с дикцией. Как и большинство людей в зале, я был в шоке. Смотреть физически тяжело. Мы помним Хворостовского таким сильным и таким мощным. Как же так?

Но он выходил снова и снова, улыбался и выводил на сцену молодых исполнителей, шутил и поддерживал их как мог. В конце концерта стало понятно, чего ему это стоило. «Я должен был вернуться. Потому что я вас люблю, потому что это мой родной город»,- сказал Дмитрий и заплакал. Он не смог выйти на бис. Тот единственный случай в его карьере, когда в этом не было необходимости. Он сделал на концерте больше, чем мог.

Стало стыдно за свои мысли, за свой зрительский эгоизм вначале. И ещё я понял, в чём Хворостовский не нуждается. Он совершенно точно не нуждается в дежурном подбадривании. Он всё понимает и будет бороться. Он сказал: «До свидания!» — и ещё раз повторил: «До свидания!». И я знаю, что он постарается, не нам учить его мужеству. А мы будем за него молиться.»